БАРТ

- (Barth) Генрих (1821-65) - немецкий историк, филолог,географ-путешественник. В 1850-55 участник экспедиции Дж. Ричардсона вАфрику; дважды пересек Сахару. В 1858-64 исследовал Балканский п-ов и М.Азию. Труды по истории народов Сев. и Центр. Африки.

Смотреть больше слов в «Большом энциклопедическом словаре»

БАРТАНГ →← БАРСУКОВЫ

Смотреть что такое БАРТ в других словарях:

БАРТ

БАРТ         (Barthes) Ролан (1915-1980) - франц. семиотик, критик, эссеист. Окончил Париж, ун-т по специальности “классич. филология”. В 30-40-х гг... смотреть

БАРТ

I.БАРТ(Barth) Карл (1886—1968) — швейцарский теолог. Во время своей конфирмации в 1902 Б. решает посвятить свою жизнь теологии, и с 1904 по 1909 изучае... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barth) Карл (1886-1968) - швейцарский теолог. Во время своей конфирмации в 1902 Б. решает посвятить свою жизнь теологии, и с 1904 по 1909 изучает... смотреть

БАРТ

(Barth) Ролан (1915-1980) Французский эстетик, критик, семиотик, философ, культоролог. Эволюция его взглядов позволяет выделить три этапа. На первом, в... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barthes) Ролан (1915-1980) — франц. семиотик, критик, эссеист. Окончил Париж, ун-т по специальности "классич. филология". В 30-40-х гг. долгое вр... смотреть

БАРТ

(Barthes) Ролан (1915-1980) - французский литературовед, философ-структуралист. Основатель Центра по изучению массовых коммуникаций (1960), профессор П... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barthes) Ролан (1915-1980) - французский литературовед, философ-структуралист. Основатель Центра по изучению массовых коммуникаций (1960), профес... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barthes) Ролан (1915-1980) - французский литературовед, философ-структуралист. Основатель Центра по изучению массовых коммуникаций (1960), профес... смотреть

БАРТ

(Barthes) Ролан (1915-1980) — французский литературовед, философ-структуралист. Основатель Центра по изучению массовых коммуникаций (1960), профессор Практической школы высших знаний (1962). Несмотря на значительный тематический разброс и множественность философских интересов Б., можно выделить основную тематику не только всего его творчества, но и структуралистской традиции в целом, — принципы и методы обоснования знания. Проблема языка при этом фактически вытесняет проблему сознания в том виде, в котором сознание как далее неразложенный атом, на каком строится любое обоснование знания, присутствует в философской традиции. По этим представлениям языковая деятельность предшествует любым когитальным или перцептуальным актам познания, фиксированию любых субъект-объектных оппозиций. Таким образом, язык становится условием познания феноменов "сознания", "бытия" и пр. Фундаментальная для структурализма тема обоснования знания разрабатывается Б. на материале культурно-исторического содержания. Подвергая анализу конкретные исторические "срезы" этого материала, а таковым выступает и сугубо литературное творчество, и системы моды, этикета, различные социальные структуры, Б. пытается выявить общие механизмы порождения и функционирования этих систем, причем в таком виде, чтобы все эти явления культуры выглядели связанными друг с другом через их, как считает Б., исконно знаковую природу. Понятно, что семиотический модус того или иного культурного явления будучи возведен в ранг атрибута усложняет, а зачастую и полностью вытесняет исследование других, не знаковых, аспектов этого явления. Однако, подобная парадигма исследования, а именно, представления разрозненных, внешне не связанных культурных образований, как транзитивно сообщающихся через институт языка, и функционирующих согласно его закономерностям, приводит к построению качественно новых моделей и постановке таких вопросов, которые фактически не могли возникнуть в до-структуралистскую эпоху. Так, например, по Б. возможно решение оппозиции между социальной и природной детерминацией субъекта в литературном творчестве. В своей первой работе "Нулевая степень письма" Б. развивает такое понимание термина "письмо", которое, с одной стороны, опирается на самотождественный национальный язык (здесь фактически растворены типы художественного, научного, религиозного и прочих "языков"), а с другой — на совершенно недифференцированную область индивидуального, личностного писательского "стиля", понимаемого как биологическая детерминация no-сути любого субъективного литературного действия. Свою задачу, в этом случае, Б. видит в поиске тех типов письма, которые и определяют специфику построения конкретно художественного произведения. Из того, что письмо само по себе не представляется до конца, во всех своих формах, актуализируемым в каком-либо конкретном, единичном событии, следует, что его частные актуализации связаны с различным набором условий (культурных, социальных, политических и т.д.), а это значит, что письмо, no-существу — способ реализации индивидуального во всеобщем, причем, в таком виде, каждый творческий акт индивида воспринимается социумом как некое осмысленное усилие, доступный общественному пониманию продукт творчества. Впоследствии Б. пытается дифференцировать свою теорию письма в терминах разного рода отношений между знаками. Такими отношениями выступают в "Критических очерках" синтагматические, парадигматические и символические отношения. И если символическое отношение между означаемым и означающим в достаточной мере было исследовано в семиотике, то синтагматическое знакоотношение, трактуемое как специфическая ассоциация между знаками сообщения на уровне означающего, а также парадигматическое знакоотношение, как ассоциация между элементами на уровне означаемого, объединяющая знаки, родственные по смыслу, возникают в этой области знания как совершенно новые методы анализа самых разных культурных явлений; более того, Б. закрепляет за каждым из этих трех типов знаковых отношений различные виды художественного сознания, и как реализацию этих типов — различные виды художественных произведений. Несмотря на явную потребность в уточнении и расширении этой семиотической парадигмы на материале конкретно-литературного свойства, Б. в середине 60-х оставляет, в какой-то мере, литературоведческие исследования, чтобы обратиться к социальной проблематике — анализу массовых коммуникаций. Под влиянием работ К. Леви-Стросса Б. приходит к заключению о том, что коль скоро структурный подход позволяет обнаружить не ассоциативные, по аналогии с существующими, механизмы социального творчества в различных обществах (а у Леви-Стросса это первобытные), т.е. не случайные механизмы, зачастую примитивно сводимые к тем или иным социальным институтам, а саму кинематику отдельной культуры — "социо-логику", конкретно-историческую систему духовного производства, то вполне правомерно распространение этого метода с анализа примитивных культур на исследования современных. "Социо-ло-гика", таким образом, должна способствовать изучению тех моделей культурного творчества, которые лежали бы в основе не только литературы или дизайна, но и детерминировали бы общественные отношения конкретного социума, а значит были бы принципами всевозможных самоописаний и самоидентификаций этой культуры. Другими словами, были бы смысло-образовательными возможностями культуры. Интерес к нелитературным источникам анализа привел Б. к исследованию структурных особенностей женской одежды в журналах мод 1958-1959. Основной пафос работы "Система моды" состоит в выявлении взаимной конверсии различных типов творчества и производства: языка фотографии, языка описания, языка реалий, языка технологий производства. Б. пытается найти специфическую область общения этих языков, выясняя возможности перехода элементов одних языков в другие. Благодаря этой методологической перспективе Б. удается обнаружить неравнозначные зависимости между языками выделенных типов, а также ментальную конструкцию, лежащую в основе "семиологического парадокса" — следствия этой неравнозначности. Суть этого парадокса состоит в том, что общество постоянно переводя элементы "реального языка" — по сути своей, "вещи" в элементы речи, или знаки, пытается придать элементам означения "рациональную" природу. Таким образом возникает парадоксальная ситуация превращения "вещей" в смысл и наоборот. Поиск разнообразных смыслопорождающих механизмов того или иного культурного периода приводит Б. к признанию рядо-положенности любой теоретической и практической деятельности, от эстетической до инженерно-технической или политической. Эпицентром исследовательских интересов Б. выступает, однако, не сама система знаков и денотативных значений, а возникающее в процессе коммуникации поле "кон-нотативных" значений, которые и позволяют тому или иному обществу дистанцироваться в культурно-историческом плане от иных обществ, с их особыми коннотативными содержаниями. Поставив проблему "семиологического парадокса", Б. утверждает, что в массовом сознании происходит фетишизация языка, а само сознание становится пристанищем разнообразных мифов, коренящихся в наделении языковых конструкций силой описываемых ими вещей и явлений. С другой стороны, вещи и явления сами начинают претендовать на "рациональность" и наделеность смыслом (феномен товарного фетишизма). Основные работы: "Нулевая степень письма" (1953); "Мифологии" (1957); "О Расине" (1963); "Критические очерки" (1964); "Элементы семиологии" (1964); "Критика и истина" (1966); "Система моды" (1967); "S/Z. Опыт исследования" (1970); "Империя знаков" (1970); "Сад, Фурье, Лойола" (1972) и др. А.В. Вашкевич... смотреть

БАРТ

БАРТ         (Barth) Карл (10.5.1886, Базель,— 10.12.1968, там же), швейц. протестантский теолог, один из основателей диалектической теологии. Первы... смотреть

БАРТ

1. (Barth), Генрих (16.II.1821 - 25.XI.1865) - нем. историк, филолог, географ-путешественник (путешествовал по Африке, М. Азии, Балканскому п-ову и др.... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barth) Томас Фредерик Вейбю (р. 1928) -норв. культуролог и социалантрополог. Получил университет. образование в США. Магистр искусствоведения (Чи... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barth) Карл (р. 10.5.1886, Базель), швейцарский протестантский теолог, один из основателей т. н. диалектической теологии. Первый крупный труд Б... смотреть

БАРТ

I(Barthes)Ролан, 1915-80, франц. соціолог, літературний критик і есеїст; професор Колеж де Франс; гол. представник т.зв. нової критики й структуралізму... смотреть

БАРТ

I (Barthes) Ролан, 1915-80, франц. соціолог, літературний критик і есеїст; професор Колеж де Франс; гол. представник т.зв. нової критики й структурал... смотреть

БАРТ

БAPT (Barth) Генрих (16.2.1821 -25.11.1865), немецкий историк, филолог, географ-путешественник. Проф. Берлинского ун-та. В 1863 президент Геогр. об-в... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barth) Томас Фредрик Вейбей (p. 18.5.1899, Больсё), норвежский петрограф и геохимик. Проф. минералогии и геохимии ряда университетов Зап. Европ... смотреть

БАРТ

БАРТ (Bart) Жан (псевд.; наст, имя Эуджен Б о т е з; Botez) (28.11.1874, Бурду-жени,-12.5.1933), румынский писатель. Первые очерки и статьи Б. появил... смотреть

БАРТ

Настоящее имя: Лопатин Бруно ГермановичПериодические издания:• Право;• Петроградскій Курьер;• Русская Воля;• Отечество, 1900-х ггИсточники:• Масанов И.... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barthes) Ролан (1915-80), французский культуролог семиотического направления (см. Семиотика, Структурализм). Исследователь языков литературы, моды, рекламы, фотографии, автор книг "Мифологии" (1957), "Система моды" (1967), "С/З" (1970), "Фрагменты любовного дискурса" (1977), "Камера луцида" (1980).<br><br><br>... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barth) Джон Симмонс (р . 1930), американский писатель. Авантюрно-пародийный роман "Козлоюноша Джайлз" (1966), гротескная эпопея "Химера" (1972), роман "Письма" (1979) - проза "черного юмора"; передают мироощущение абсурда и социального нигилизма. Роман "День отдохновенья" (1982).<br><br><br>... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barth) Генрих (1821-65), немецкий историк, филолог, географ-путешественник. В 1850-55 участник экспедиции Дж. Ричардсона в Африку; дважды пересек Сахару. В 1858-64 исследовал Балканский п-ов и М. Азию. Труды по истории народов Сев. и Центр. Африки.<br><br><br>... смотреть

БАРТ

подражание звуку отрывистому и на низких нотах; барт кекиргромко рыгать; барт-барт күлгромко и самодовольно смеяться; барт-барт чайнажевать с хрусто... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barth) Карл (1886-1968), швейцарский протестантский теолог, один из основателей диалектической теологии. Сторонник христианского социализма, вдохновитель христианского сопротивления гитлеровскому режиму.<br><br><br>... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barth) Карл (1886 - 1968), швейцарский протестантский теолог, один из основателей диалектической теологии. Сторонник христианского социализма, вд... смотреть

БАРТ

БАРТ (Barth) Томас Фредрик Вейбей (1899-1971), норвежский петрограф и геохимик. Труды по генезису горных пород, вулканологии, геохимическим циклам.

БАРТ

Барт, КарлБарт, Ролан

БАРТ (BARTHES) РОЛАН

(1915-1980) франц. литературовед. Один из основателей Центра по изучению массовых коммуникаций (1960), проф. Практической школы высших знаний (1962), руководитель кафедры литературной семиологии в Коллеж де Франс (с 1977). Погиб в автокатастрофе. Радикальность семиологического проекта, выдвинутого Б. в 50-е годы заключалась в стремлении написать историю литературной политики буржуазии, основываясь на историчности отношения литературных производителей к средствам труда и его продуктам (напр., к используемому языку или романной форме). Власть буржуазии представляется ему более глубоким явлением, чем институты представительства и репрессии, в которых она внешне локализована. Видимость самоустранения буржуазии из политических институтов общества объясняется тем, что этот класс претендует представлять всех, универсализует свой частный интерес. Практикуемые в национальном масштабе буржуазные нормы воспринимаются общественным сознанием как очевидные, причем, чем шире эти представления распространяются, тем в большей степени они *натурализуются*. Стремясь упразднить историю, буржуазия порождает миф как *деполитизированную речь*. В 50-е годы Б. полагал, что существует язык, который мифическим не являлся, и что таков язык человека-производителя. Везде, где с помощью речевой практики мир изменяют, а не сохраняют в виде образа, где язык прямо связан с изготовлением предметов, метаязык, каковым является миф, становится невозможным. Язык, по Б., не является простым орудием содержания, он активно это содержание производит. Поэтому литература не может мыслить себя вне власти, вести независимую от политического измерения жизнь. Это и заставляет Б. из традиционного историка литературы стать историком семиотических практик определенного класса или, как выражается он сам, стать историком самых коварных знаков, которыми общество метит писателя, знаков очевидности. Максима политической семиологии любая деполитизация мира осуществляется в политических целях. Не существует *незаинтересованного наблюдателя* власти, открывающей себя для бескорыстного созерцания. В подобной *незаинтересованности* проявляет себя, по Б., активное утверждение созерцательного отношения к миру как ценности. В конце 60-х и особенно в 70-е годы Б. постепенно отходит от марксисткого радикализма ранних работ и, пройдя в первой половине 60-х годов через увлечение научной семиотикой, приходит к проблематике текста и письма как полноценных аналогов социальной революции. Здесь источник двойственности позиции Б., проходящей через многие его работы: с одной стороны, революция в письме представляет собой нечто *полное*, в себе завершенное, ни в чем внешнем не нуждающееся (текстуальный слепок революции); с другой стороны, признается хотя чем дальше, тем реже что раскол внутри языка неотделим от социального раскола и что без *действительной универсальности* создание абсолютно революционного литературного языка является фикцией. Эта переориентация связана с крупным политическим событием: в результате потрясшего Францию кризиса 1968 года семиология пережила существенную трансформацию. То, что в 50-е мыслилось Б. как взаимодополняющее (письмо есть и временный слепок социальной революции, и ее преддверие), в 70-е начинает противопоставляться: макрореволюционные преобразования видятся как неизбежная рутинизация серии точечных текстуальных микрореволюций. Теперь основной задачей политической семиологии остановится разложение иерархии языков, закрепленной в системе жанров, и ее подосновы, наррации (повествования, рассказа, сказа). В отличие от текста, который сам производит условия своей возможности, наррация стремится почерпнуть свое основание извне. Б. подводит наррацию под раскритикованную Марксом созерцательную позицию предшествующей философии. Наррация всегда *правдива*, как все то, что стремится просто отражать. Революционный порыв, *великое Нет* обществу возможны, однако, лишь в пределах наррации. Для того чтобы объявить миру о его тотальном неприятии, необходимо использовать язык инструментально, т.е. быть в этом отношении на стороне власти. В подлинно революционном письме, которое, по Б., теперь и есть сама революция, нет достаточного пространства для того, чтобы провозгласить революцию социальную. Обычно для борьбы с идеологией писатели используют языковой арсенал, наработанный той же идеологией, не видя в этом никакого противоречия. Взгляды Б. повлияли на авторов круга *Тель Кель*, *новых философов* и ряд других мыслителей, близких структурализму. М.К. Рыклин Нулевая степень письма // Семиотика. M., 1983; Третий смысл // Строение фильма. М.,1984; Лабрюйер: от мифа к письму // Памятные книжные даты. М.,1988;, Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М.1989; S/Z. М., 1994; Мифологии. М.,1996; Школы Роб-Грийе не существует // Роб-Грийе А. Проект революции в Нью-Йорке. М.,1996; Mythologies. Р., 1957; Sade, Fourier, Loyola. P., 1971; L&amp;empire des signes. Geneve, 1970. Костиков Г.К. Ролан Барт семиолог, литературовед // Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М., 1989; Зенкин С.Н. Ролан Барт теоретик и практик мифологии // Мифологии. М.,1996.... смотреть

БАРТ (BARTHES) РОЛАН

(1915-1980) французский литературовед, социальный философ-структуралист. Основатель Центра по изучению массовых коммуникаций (1960), профессор Практической школы высших знаний (1962), руководитель кафедры литературной семиологии в Коллеж де Франс (с 1977). Погиб в автокатастрофе. Основные работы: *Нулевая степень письма* (1953); *Мифологии* (1957); *О Расине* (1963); *Критические очерки* (1964); *Элементы семиологии* (1964); *Критика и истина* (1966); *Система моды* (1967); *S/Z. Опыт исследования* (1970); *Империя знаков* (1970); *Сад, Фурье, Лойола* (1972) и др. Несмотря на значительный тематический разброс и множественность философских интересов Б., можно выделить основную тематику не только всего его творчества, но и структуралистской традиции в целом принципы и методы обоснования знания . Проблема языка при этом фактически вытесняет проблему сознания в том виде, в котором сознание как далее не разложенный атом, на каком строится любое обоснование знания, присутствует в философской традиции. По этим представлениям языковая деятельность предшествует любым когитальным или перцептуальным актам познания, фиксированию любых субъект-объектных оппозиций. Таким образом, язык становится условием познания феноменов *сознания*, *бытия* и пр. Фундаментальная для структурализма тема обоснования знания разрабатывается Б. на материале социально-культурного содержания. Подвергая анализу конкретные исторические *срезы* этого материала, а таковым выступает и сугубо литературное творчество, и системы моды, этикета, различные социальные структуры, Б. пытается выявить общие механизмы порождения и функционирования этих систем, причем в таком виде, чтобы все эти явления культуры выглядели связанными друг с другом через их, как считает Б., исконно знаковую природу. Понятно, что семиотический модус того или иного культурного явления будучи возведен в ранг атрибута усложняет, а зачастую и полностью вытесняет исследование других, не знаковых, аспектов этого явления. Однако, подобная парадигма исследования, а именно, представления разрозненных, внешне не связанных культурных образований, как транзитивно сообщающихся через институт языка и функционирующих согласно его закономерностям, приводит к построению качественно новых моделей и постановке таких вопросов, которые фактически не могли возникнуть в доструктуралистскую эпоху. Так, например, по Б. возможно решение оппозиции между социальной и природной детерминацией субъекта в литературном творчестве. В своей первой работе *Нулевая степень письма* ( Нулевая степень) Б. развивает такое понимание термина *письмо* , которое, с одной стороны, опирается на самотождественный национальный язык (здесь фактически растворены типы художественного, научного, религиозного и прочих *языков*), а с другой на совершенно недифференцированную область индивидуального, личностного писательского *стиля*, понимаемого как биологическая детерминация по сути любого субъективного литературного действия. Свою задачу, в этом случае, Б. видит в поиске тех типов письма, которые и определяют специфику построения конкретно художественного произведения. Из того, что письмо само по себе не представляется до конца, во всех своих формах, актуализируемым в каком-либо конкретном, единичном событии, следует, что его частные актуализации связаны с различным набором условий (культурных, социальных, политических и т.д.), а это значит, что письмо, по существу, способ реализации индивидуального во всеобщем, причем, в таком виде каждый творческий акт индивида воспринимается социумом как некое осмысленное усилие, доступный общественному пониманию продукт творчества. Впоследствии Б. пытается дифференцировать свою теорию письма в терминах разного рода отношений между знаками. Такими отношениями выступают в *Критических очерках* синтагматические, парадигматические и символические отношения. И если символическое отношение между означаемым и означающим в достаточной мере было исследовано в семиотике, то синтагматическое знакоотношение, трактуемое как специфическая ассоциация между знаками сообщения на уровне означающего, а также парадигматическое знакоотношение как ассоциация между элементами на уровне означаемого, объединяющая знаки, родственные по смыслу, возникают в этой области знания как совершенно новые методы анализа самых разных культурных явлений; более того, Б. закрепляет за каждым из этих трех типов знаковых отношений различные виды художественного сознания и как реализацию этих типов различные виды художественных произведений. Несмотря на явную потребность в уточнении и расширении этой семиотической парадигмы на материале конкретно-литературного свойства, Б. в середине 1960-х оставляет, в какой-то мере, литературоведческие исследования, чтобы обратиться к социальной проблематике анализу массовых коммуникаций. Под влиянием работ Леви-Стросса Б. приходит к заключению о том, что коль скоро структурный подход позволяет обнаружить не ассоциативные, по аналогии с существующими, механизмы социального творчества в различных обществах (а у Леви-Стросса это первобытные), т.е. не случайные механизмы, зачастую примитивно сводимые к тем или иным социальным институтам, а саму кинематику отдельной культуры *социо-логику*, конкретно-истори-ческую систему духовного производства, то вполне правомерно распространение этого метода с анализа примитивных культур на исследования современных. *Социо-логика*, таким образом, должна способствовать изучению тех моделей культурного творчества, которые лежали бы в основе не только литературы или дизайна, но и детерминировали бы общественные отношения конкретного социума, а значит, были бы принципами всевозможных самоописаний и самоидентификаций этой культуры. Другими словами, были бы смысло-образовательными возможностями культуры. Интерес к нелитературным источникам анализа привел Б. к исследованию структурных особенностей женской одежды в журналах мод 1958-1959. Основной пафос работы *Система моды* состоит в выявлении взаимной конверсии различных типов творчества и производства: языка фотографии, языка описания, языка реалий, языка технологий производства. Б. пытается найти специфическую область общения этих языков, выясняя возможности перехода элементов одних языков в другие. Благодаря этой методологической перспективе Б. удается обнаружить неравнозначные зависимости между языками выделенных типов, а также ментальную конструкцию, лежащую в основе *семиологического парадокса* следствия этой неравнозначности. Суть этого парадокса состоит в том, что общество, постоянно переводя элементы *реального языка* по сути своей, *вещи* в элементы речи, или знаки, пытается придать элементам означения *рациональную* природу. Таким образом возникает парадоксальная ситуация превращения *вещей* в смысл и наоборот. Поиск разнообразных смыслопорождающих механизмов того или иного культурного периода приводит Б. к признанию рядоположенности любой теоретической и практической деятельности, от эстетической до инженерно-технической или политической. Эпицентром исследовательских интересов Б. выступает, однако, не сама система знаков и денотативных значений, а возникающее в процессе коммуникации поле *коннотативных* значений, которые и позволяют тому или иному обществу дистанцироваться в культурно-историческом плане от иных обществ, с их особыми коннотативными содержаниями. Поставив проблему *семиологического парадокса*, Б. утверждает, что в массовом сознании происходит фетишизация языка, а само сознание становится пристанищем разнообразных мифов, коренящихся в наделении языковых конструкций силой описываемых ими вещей и явлений. С другой стороны, вещи и явления сами начинают претендовать на *рациональность* и наделенность смыслом (феномен товарного фетишизма). А.В. Вашкевич... смотреть

БАРТ (BARTHES) РОЛАН

БАРТ (Barthes) Ролан (1915-80) - французский культуролог семиотического направления (см. Семиотика, Структурализм). Исследователь языков литературы, моды, рекламы, фотографии, автор книг "Мифологии" (1957), "Система моды" (1967), "С/З" (1970), "Фрагменты любовного дискурса" (1977), "Камера луцида" (1980).<br>... смотреть

БАРТ (BARTHES) РОЛАН (19151980)

французский литературовед, философ-структуралист. Основатель Центра по изучению массовых коммуникаций (1960), профессор Практической школы высших знаний (1962), руководитель кафедры литературной семиологии в Коллеж де Франс (с 1977). Погиб в автокатастрофе. Основные работы: *Нулевая степень письма* (1953), *Мифологии* (1957), *О Расине* (1963), *Критические очерки* (1964), *Элементы семиологии* (1964), *Критика и истина* (1966), *Система моды* (1967), *S/Z. Опыт исследования* (1970), *Империя знаков* (1970), *Сад, Фурье, Лойола* (1972) и др. Несмотря на значительный тематический разброс и множественность философских интересов Б., можно выделить основную тематику не только всего его творчества, но и структуралистской традиции в целом принципы и методы обоснования знания. Проблема языка при этом фактически вытесняет проблему сознания в том виде, в котором сознание как далее неразложенный атом, на каком строится любое обоснование знания, присутствует в философской традиции. По этим представлениям языковая деятельность предшествует любым когитальным или перцептуальным актам познания, фиксированию любых субъект-объектных оппозиций. Таким образом, язык становится условием познания феноменов *сознания*, *бытия* и пр. Фундаментальная для структурализма тема обоснования знания разрабатывается Б. на материале культурно-исторического содержания. Подвергая анализу конкретные исторические *срезы* этого материала, а таковыми выступают и сугубо литературное творчество, и системы моды, этикета, различные социальные структуры, Б. пытается выявить общие механизмы порождения и функционирования этих систем, причем в таком виде, чтобы все эти явления культуры выглядели связанными друг с другом через их, как считает Б., исконно знаковую природу. Понятно, что семиотический модус того или иного культурного явления будучи возведен в ранг атрибута усложняет, а зачастую и полностью вытесняет исследование других, не знаковых, аспектов этого явления. Однако подобная парадигма исследования, а именно представления разрозненных, внешне не связанных культурных образований как транзитивно сообщающихся через институт языка, и функционирующих согласно его закономерностям, приводит к построению качественно новых моделей и постановке таких вопросов, которые фактически не могли возникнуть в до-структуралистскую эпоху. Так, например, по Б. возможно решение оппозиции между социальной и природной детерминацией субъекта в литературном творчестве. В своей первой работе *Нулевая степень письма* Б. развивает такое понимание термина *письмо*, которое, с одной стороны, опирается на самотождественный национальный язык (здесь фактически растворены типы художественного, научного, религиозного и прочих *языков*), а с другой на совершенно недифференцированную область индивидуального, личностного писательского *стиля*, понимаемого как биологическая детерминация по сути любого субъективного литературного действия. Свою задачу, в этом случае, Б. видит в поиске тех типов письма, которые и определяют специфику построения конкретно художественного произведения. Из того, что письмо само по себе не представляется до конца во всех своих формах, актуализируемым в каком-либо конкретном, единичном событии, следует, что его частные актуализации связаны с различным набором условий (культурных, социальных, политических и т.д.), а это значит, что письмо, по существу, способ реализации индивидуального во всеобщем, причем в таком виде каждый творческий акт индивида воспринимается социумом как некое осмысленное усилие, доступный общественному пониманию продукт творчества. Впоследствии Б. пытается дифференцировать свою теорию письма в терминах разного рода отношений между знаками. Такими отношениями выступают в *Критических очерках* синтагматические, парадигматические и символические отношения. И если символическое отношение между означаемым и означающим в достаточной мере было исследовано в семиотике, то синтагматическое знакоотношение, трактуемое как специфическая ассоциация между знаками сообщения на уровне означающего, а также парадигматическое знакоотношение как ассоциация между элементами на уровне означаемого, объединяющая знаки, родственные по смыслу, возникают в этой области знания как совершенно новые методы анализа самых разных культурных явлений; более того, Б. закрепляет за каждым из этих трех типов знаковых отношений различные виды художественного сознания, и как реализацию этих типов различные виды художественных произведений. Несмотря на явную потребность в уточнении и расширении этой семиотической парадигмы на материале конкретно-литературного свойства, Б. в середине 1960-х оставляет в какой-то мере литературоведческие исследования, чтобы обратиться к социальной проблематике анализу массовых коммуникаций. Под влиянием работ Леви-Стросса Б. приходит к заключению о том, что коль скоро структурный подход позволяет обнаружить не ассоциативные, по аналогии с существующими, механизмы социального творчества в различных обществах (а у Леви-Стросса это первобытные), т.е. не случайные механизмы, зачастую примитивно сводимые к тем или иным социальным институтам, а саму кинематику отдельной культуры *социо-логику*, конкретно-историческую систему духовного производства, то вполне правомерно распространение этого метода с анализа примитивных культур на исследования современных. (*Цель мыслительного творчества современных интеллектуалов, писал Б. в 1971, состоит в уяснении следующего: что нужно сделать для того, чтобы две крупнейшие эпистемы современности материалистическая диалектика и диалектика фрейдистская смогли объединиться, слиться и произвести на свет новые человеческие отношения*.) *Социо-логика*, таким образом, должна способствовать изучению тех моделей культурного творчества, которые лежали бы в основе не только литературы или дизайна, но и детерминировали бы общественные отношения конкретного социума, а значит были бы принципами всевозможных самоописаний и самоидентификаций этой культуры. Другими словами, были бы смыслообразовательными возможностями культуры. Интерес к нелитературным источникам анализа привел Б. к исследованию структурных особенностей женской одежды в журналах мод 19581959. Основной пафос работы *Система моды* состоит в выявлении взаимной конверсии различных типов творчества и производства: языка фотографии, языка описания, языка реалий, языка технологий произведства. Б. пытается найти специфическую область общения этих языков, выясняя возможности перехода элементов одних языков в другие. Благодаря этой методологической перспективе Б. удается обнаружить неравнозначные зависимости между языками выделенных типов, а также ментальную конструкцию, лежащую в основе *семиологического парадокса* следствия этой неравнозначности. Суть этого парадокса состоит в том, что общество, постоянно переводя элементы *реального языка* по сути своей *вещи* в элементы речи, или знаки, пытается придать элементам означения *рациональную* природу. Таким образом возникает парадоксальная ситуация превращения *вещей* в смысл и наоборот. Поиск разнообразных смыслопорождающих механизмов того или иного культурного периода приводит Б. к признанию рядоположенности любой теоретической и практической деятельности, от эстетической до инженерно-технической или политической. Эпицентром исследовательских интересов Б. выступает, однако, не сама система знаков и денотативных значений, а возникающее в процессе коммуникации поле *коннотативных* значений, которые и позволяют тому или иному обществу дистанцироваться в культурно-историческом плане от иных обществ, с их особыми коннотативными содержаниями. Поставив проблему *семиологического парадокса*, Б. утверждает, что в массовом сознании происходит фетишизация языка, а само сознание становится пристанищем разнообразных мифов, коренящихся в наделении языковых конструкций силой описываемых ими вещей и явлений. С другой стороны, вещи и явления сами начинают претендовать на *рациональность* и наделенность смыслом (феномен товарного фетишизма). (См. также Означивание, Пустой знак, Скриптор, *Смерть Автора*, Текстовой анализ.)... смотреть

БАРТ (BARTHES) РОЛАН (19151980)

франц. социолог. Область его особых интересов семиотика применительно к изучению проблем литературы и массовой культуры. Главное внимание Б. обращал на изучение соц. роли мифов и идеологии в повседневной жизни. Б. внес серьезный вклад в становление и развитие исследований культуры в социологич. перспективе. Соч.: Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М., 1994; Mythologies. L., 1957; The Pleasure of the Text, L., 1975.... смотреть

БАРТ (BARTHES) РОЛАН (191580)

БАРТ (Barthes) Ролан (1915-80), французский культуролог семиотического направления (см. Семиотика, Структурализм). Исследователь языков литературы, моды, рекламы, фотографии, автор книг "Мифологии" (1957), "Система моды" (1967), "С/З" (1970), "Фрагменты любовного дискурса" (1977), "Камера луцида" (1980).... смотреть

БАРТ (BARTHES) РОЛАН (191580)

БАРТ (Barthes) Ролан (1915-80) , французский культуролог семиотического направления (см. Семиотика, Структурализм). Исследователь языков литературы, моды, рекламы, фотографии, автор книг "Мифологии" (1957), "Система моды" (1967), "С/З" (1970), "Фрагменты любовного дискурса" (1977), "Камера луцида" (1980).... смотреть

БАРТ (BARTH) ГЕНРИХ

(род. 3 февр. 1890, Берн ум. 22 мая 1965, там же) швейц. философ; с 1928 профессор в Базеле; представитель критического идеализма, приближающегося к философии экзистенциализма; наряду с др. соч. ему принадлежат работы: *Kierkegaard der Denker*, 1926; *Von der Anfдngen der griechischen Philosophie*, 1944; *Philosophie der Erscheinung*, 2 Bde., 1947-1957.... смотреть

БАРТ (BARTH) ГЕНРИХ

БАРТ (Barth) Генрих (1821-65) - немецкий историк, филолог, географ-путешественник. В 1850-55 участник экспедиции Дж. Ричардсона в Африку; дважды пересек Сахару. В 1858-64 исследовал Балканский п-ов и М. Азию. Труды по истории народов Сев. и Центр. Африки.<br>... смотреть

БАРТ (BARTH) ГЕНРИХ (182165)

БАРТ (Barth) Генрих (1821-65), немецкий историк, филолог, географ-путешественник. В 1850-55 участник экспедиции Дж. Ричардсона в Африку; дважды пересек Сахару. В 1858-64 исследовал Балканский п-ов и М. Азию. Труды по истории народов Сев. и Центр. Африки.... смотреть

БАРТ (BARTH) ГЕНРИХ (182165)

БАРТ (Barth) Генрих (1821-65) , немецкий историк, филолог, географ-путешественник. В 1850-55 участник экспедиции Дж. Ричардсона в Африку; дважды пересек Сахару. В 1858-64 исследовал Балканский п-ов и М. Азию. Труды по истории народов Сев. и Центр. Африки.... смотреть

БАРТ (BARTH) ДЖОН СИММОНС

БАРТ (Barth) Джон Симмонс (р. 1930) - американский писатель. Авантюрно-пародийный Роман "Козлоюноша Джайлз" (1966), гротескная эпопея "Химера" (1972), Роман "Письма" (1979) - проза "черного юмора"; передают мироощущение абсурда и социального нигилизма. Роман "День отдохновенья" (1982).<br>... смотреть

БАРТ (BARTH) ДЖОН СИММОНС (Р . 1930)

БАРТ (Barth) Джон Симмонс (р . 1930), американский писатель. Авантюрно-пародийный роман "Козлоюноша Джайлз" (1966), гротескная эпопея "Химера" (1972), роман "Письма" (1979) - проза "черного юмора"; передают мироощущение абсурда и социального нигилизма. Роман "День отдохновенья" (1982).... смотреть

БАРТ (BARTH) ДЖОН СИММОНС (Р. 1930)

БАРТ (Barth) Джон Симмонс (р. 1930), американский писатель. Авантюрно-пародийный роман "Козлоюноша Джайлз" (1966), гротескная эпопея "Химера" (1972), роман "Письма" (1979) - проза "черного юмора"; передают мироощущение абсурда и социального нигилизма. Роман "День отдохновенья" (1982).... смотреть

БАРТ (BARTH) КАРЛ

(род. 10 мая 1886, Базель ум. 10 дек. 1968, там же) швейц. теолог; с 1935 профессор в Базеле, один из основателей и глава диалектической теологии, привлек внимание современной философии к Кьёркегору и философским проблемам экзистенциализма. Наряду с др. работами написал: *Der Rцmerbrief*, 1918; *Christliche Dogmatik im Entwurf*, 1927; *Kirchliche Dogmatik*, 9 Bde., 1932; *Theologische Existenz heute*, 1933; *Der Christ als Zeuge*, 1934; *Mensch und Mitmensch*, 1954.... смотреть

БАРТ (BARTH) КАРЛ

(1886-1968)-швейц. теолог, основатель течения неоортодоксии (Неопротестантизм), идеи к-рого имеют широкое влияние в Зап. Европе и Америке не только в теологических кругах, но и среди светских философов. В своем учении Б. продолжает традиции Лютера и Кальвина, отчасти Кьеркегора. В противоположность либеральному христианству, Б. проводит в своей теологии мысль об абсолютной «инакости» бога по отношению к земному бытию человека: только бог абсолютен, тогда как человек греховен и ограничен в своих возможностях, Это положение находит отражение и в этических взглядах Б.: библейские новозаветные заповеди считаются им не позитивными предписаниями к действию, а лишь «парадигмами» (образцами) абсолютной добродетели, до к-рых человек никогда не сможет подняться и к-рые лишь раскрывают его несовершенство и заставляют безусловно критически относиться к себе. Человек, с т. зр. Б., никогда не был и не будет добрым, поэтому его «подлинная» нравственность может состоять лишь в том, чтобы равно осуждать все то, что с ним происходит в мире и что он сам делает. В этих взглядах нашел отражение обострившийся кризис буржуазной духовной культуры с присущими ему умонастроениями скептицизма и пессимизма по отношению к историческим возможностям человека. Хотя объективно такие взгляды враждебны идеям революционного преобразования капиталистического об-ва, сам Б. во мн. критически относился к капитализму. В свое время он подвергал резкой критике германский фашизм, а после войны неоднократно отказывался выступить с осуждением идей коммунизма. С его т. зр., церковь не должна примыкать ни к каким из воюющих лагерей, партий и систем. Эти взгляды Б. существенно отличаются от убеждений др. совр. теологов, напр. представителей неопротестантизма Э. Бруннера и Р. Нибура, к-рые открыто противопоставляют положения неоортодоксии идеям социализма и коммунизма.... смотреть

БАРТ (BARTH) КАРЛ

(1886-1968) швейц. протестантский теолог. Пытался возродить евангелическую теологию, основывающуюся на традициях Лютера и Кальвина. Образование получил в Берне, Берлине, Тюбингене, затем в Марбурге, где испытал сильное влияние представителей *либеральной теологии* (В. Херманна и А. Гарнака). В 1905-21 сначала помощник пастора в Женеве, затем пастор в Ааргау. С 1921 проф. в Геттингене, затем в Мюнстере и Бонне. В 1935 эмигрировал в Швейцарию, преподавал в Базельском ун-те. В своем первом крупном произведении *Послание к римлянам (комментарии к Посланию апостола Павла к римлянам)* (1919) Б. размежевался с *либеральной теологией*, оказавшейся, неспособной ответить на вопросы, поставленные первой мировой войной. В этой работе сформулированы основные принципы протестантской неоортодоксии, к которой примкнули Э. Бруннер, Бультман, Г. Мерц, Ф. Делекат, Г. Книттермейер, а также Нибур и Тиллих. Если *либеральная теология* стремилась нацелить христианство на посюсторонний мир, с помощью религии освятить земные порядки, то Б. категорически отверг попытки теологов исходить из потребностей и задач этого мира. Источник веры, по его убеждению, заключен в Боге, который порождает эту веру посредством откровения, и поэтому обоснование веры надо искать в ней самой. (Эту идею Б. заимствовал у Сёрена Кьеркегора.) Вера является божественным чудом и проявляется в форме диалога между Богом и человеком, отсюда название его доктрины *диалектическая теология* . Бог сверхразумен, сверхъестествен, непознаваем, несоизмерим с человеком. Человек на земле, Бог на Небе, между ними пропасть. Вступить в контакт с Богом невозможно ни через чувство, ни через религиозное переживание, ни через историческое знание. Только сам Бог через Христа или через пророков и духовенство может явить себя человеку. Б. считает несостоятельной попытку протестантского либерализма толковать Библию с помощью исторического метода, который есть лишь подготовительная ступень к истинному пониманию откровения. Историко-критическому методу Б. противопоставляет учение о вдохновении: сквозь историческое настоящий теолог чувствует вечное Библии. Христианская антропология для Б. это христология. О человеке ничего нельзя сказать вне его связи с Богом. Человек в той мере является человеком, в какой он принимает участие в человеческом бытии Иисуса. Человек обретает свою сущность во встрече с Богом, а не в отношениях с другими людьми, не в контексте истории. Возможности человека ограничены, и только Бог может наполнить человеческие действия таким содержанием, которым сам человек никогда не обладал и обладать не может. Однако при всем пессимизме бартовской антропологии, она представляет человеку свободу и возлагает на него ответственность: поскольку Бог далеко и отделен от мира пропастью, постольку человек должен сам принимать решения, действовать и осуществлять их. Так, например, в политике человек имеет дело не с божественными, а с человеческими установлениями, и поэтому он несет ответственность за социальные последствия своих действий. Государство, в котором в одинаковой степени реализуются порядок, свобода, общество, власть, ответственность и в котором ни один элемент не преобладает, есть государство правовое, но такого государства нет и не может быть. Поэтому подлинно христианская теология не должна связывать свою деятельность с каким-либо государством или социальной системой. H.A. Минкина Der Romerbrief. Munchen, 1919; Kirchliche Dogmatik. Zurich, 1932-1955. E.Jungel.Barth-Studien, 1982.... смотреть

БАРТ (BARTH) КАРЛ

БАРТ (Barth) Карл (1886-1968) - швейцарский протестантский теолог, один из основателей диалектической теологии. Сторонник христианского социализма, вдохновитель христианского сопротивления гитлеровскому режиму.<br>... смотреть

БАРТ (BARTH) КАРЛ (18861968)

швейцарский теолог. Во время своей конфирмации в 1902 Б. решает посвятить свою жизнь теологии, и с 1904 по 1909 изучает ее в университетах Берна, Берлина, Тюбингена и Марбурга. Обучаясь в Берлине, он попадает под влияние А.Гарнака, а в Марбурге становится учеником либерального теолога В.Германа и интересуется работами Шлейермахера. В 1908 Б. назначают помощником пастора реформаторской церкви Женевы, и он проповедует на том же месте, где 350 лет назад проповедовал Кальвин. В 1911 Б. переезжает в Сафенвил, небольшой городок на границе Швейцарии и Германии, где получает свой приход. Первая мировая война оказала сильное влияние на его мировоззрение: он все дальше уходил от либеральной веры в прогресс человечества. *У теологии XIX в. уже нет будущего*, скажет Б. в 1914, когда большинство самых лучших, с его точки зрения, преподавателей теологии подпишутся в поддержку политики кайзера. С 1923 по 1930 занимает должность профессора сначала в Геттингенском, а потом в Мюнцерском университетах, а затем получает приглашение занять место профессора систематической теологии в Боннском университете. Выступая против гитлеровского режима, Б. основывает так называемую Исповедническую церковь, которая противостоит идеологии нацизма с ее попыткой насадить *немецкие христианские* церкви. В мае 1934 представители этой церкви подписывают в Бармене, подготовленную преимущественно Б., декларацию, целью которой было отстоять независимую от государства церковь. Поскольку Б. открыто проявляет свое нежелание солидаризироваться с режимом Гитлера, германское правительство переводит его из Боннского университета в Базельский, где он остается вплоть до момента своей смерти. Основные произведения Б.: *Послание к римлянам* (1919), *Мир Бога и мир человека* (1924), *Кредо* (1935), незаконченная *Церковная догматика* в 13 томах (1932-1962) и др. Б. известен как основатель неоортодоксальной, или диалектической теологии, или теологии кризиса, которая по сути своей задумывалась как альтернатива теологии либеральной. С выходом в 1919 его работы *Послание к римлянам* была поставлена точка в истории всевластия последней в протестантском вероучении. Доктринальная система Б., как и большинство других, центром своим имеет учение о Боге. С точки зрения Б., на которую в большой степени повлияли воззрения Кьеркегора, Бог абсолютно непознаваем. Он совершенно иной, он не является какой-то одной, пусть даже лучшей, из сторон человека. Бог отделен от человека бесконечным качественным отличием. Человек не способен сам по себе познать Бога или принять божественное откровение. В природе нет ничего подобного Богу. Бог не вовлечен в природу и не зависит от нее. Он непознаваем с помощью разума, его невозможно понять ни через природу, ни через культуру, ни через историю. Отсюда Б. делает логичный вывод о неспособности натуртеологии в любых ее формах помочь познать Бога. Более того, Б. считает, что преувеличение значимости откровения даже причиняет вред, поскольку незаметно, но неизбежно разрушает Евангелие, так как подчиняет его культуре. Б. показывает, как культура возобладала над классической римско-католической теологией, над классической либеральной протестантской теологией, утверждая, что ее (культуры) доминирование послужило причиной открытого принятия идеологии фашизма немецкой христианской церковью. Если Бога с помощью рациональных средств познать невозможно, то можно ли его вообще познать? Да, отвечает Б., Бога можно познать в Слове Божием, в его откровении о себе. Бог явил себя в истории однажды в Иисусе Христе, он явил себя, а не просто открыл какую-то информацию о себе, не показывая, как нужно жить. По Б., Слово Божие существует в трех формах: во-первых, это сам Иисус Христос, его жизнь, смерть и воскресение, во-вторых, это Писание, где отражено божественное откровение, и, в-третьих, это церковная проповедь Евангелия. Последние две формы это условное Слово Божие, поскольку они становятся им только тогда, когда Бог использует их, чтобы явить Иисуса Христа. Б. не отказывается от историко-критического метода анализа Писания, взятого на вооружение либеральными теологами. Однако это не мешает ему считать Священное Писание Словом Божьим, поскольку он отказывается от ортодоксального подхода к Библии как к статичному источнику откровения. Согласно Б., она является Словом Божьим только тогда, когда Бог делает ее Словом Божьим, когда он начинает говорить через нее. Слово Божие это событие. Отсюда видно, что Б. проводит различие между Библией и Словом Божьим, утверждая, что Библия это попытка человека повторить Слово Божье человеческими словами. Оно может стать вновь истинным Словом Божьим для человека, если Бог решит явить себя через нее ему. Библия это сообщение о том, что откровение было, но не запись того, что оно из себя представляло. Это свидетельство и обещание того, что откровение снова может произойти. Бог может возобновить свое откровение и повторить то, что он совершил в библейской ситуации. Когда это происходит, Библию можно назвать Словом Божьим. В целом теология Б. христоцентрична (начало, центр и конец любого учения у Б. это событие Иисус Христос: его смерть, воскресение, вознесение и вечный союз с Богом-Отцом), что превращает его теологические взгляды в систему. Иисус Христос это единственное, уникальное самооткровение Бога, он Слово Божье в личности. Однако понимание Б. откровения наложило свой отпечаток на понимание человеческой природы Иисуса. Б. полностью признает человечность Иисуса, однако не видит в ней ничего особенного. Человеческая жизнь Иисуса не вносит большого вклада в раскрытие природы Бога. Фактически информация о нем, которую можно получить в результате исторического исследования, способствует скорее сокрытию, чем обнаружению его божественности. Поскольку сами события не являются реальным откровением, следовательно даже точное знание слов и поступков Иисуса не помогло бы познать Бога. Доктрина об откровении также повлияла на представления Б. о предопределении. Он полностью не разделяет традиционную кальвинистскую точку зрения, согласно которой Бог предвечно определил избранных и неизбранных. Б. считает, что это заблуждение, возникшее из-за неверного понимания отношения Бога к миру, которое представлялось статичным. Воля Бога не есть неизменное решение, которая его же и ограничивает. Согласно Б., Бог волен изменять свои решения, приостанавливать их исполнение, но неизменным остается одно: Бог постоянен в свободно выбранной любви. Бог избрал Иисуса Христа, а в нем сообщество, которое свидетельствует о Христе, а в сообществе людей. Б. утверждает, что все люди избранные, однако не все живут как избранные образ жизни зависит от их собственного выбора. Задача избранного сообщества: объяснить последним факт избрания их Богом. Нет существенного различия между верующими и неверующими, ибо избраны все. Первые осознали, что избраны, и живут соответственно, а вторые живут так, как будто не избраны, хотя они и избраны Богом во Христе. Вероучение Церкви и изъяснение догматов суть любимая тема для Б., написавшего более шести миллионов слов во всех своих *догматиках*. Папа Пий XII отозвался о Б., как о втором богослове после Фомы Аквинского. Б., симпатизирующий апофатическому методу, в некоторых своих положениях особенно близок к православию и, особенно, к католичеству. Он сам признался в том, что самые значительные мысли были рецепиированы им у схоластов. Однако он свою деятельность считал более сравнимой с творчеством Кальвина, пытаясь вернуться к представлениям периода Реформации о ключевой роли Христа и приоритете Писания. Б. не отрицал результатов современного изучения Библии, но подход к изучению этой книги у Б. действительно оригинальный. Первое, на что нужно обратить внимание, так это на категоричный отказ от так называемой естественной теологии, катафатически исходящей из того, что Бог открывается нам в творении оно, с точки зрения Б., слишком полагается на человеческий разум. Бог познаваем только через Его личное Откровение это Христос и Писание. Писание единственная манифестация Бога, считает Б., как может нам показаться, вопреки самому Писанию (Рим. 1:20). Но это утверждение нужно понимать лишь в смысле неприятия всех предшествующих методов корреляции естественного и сверхъестественного откровения в схоластике, реформации, деизме и либерализме, в общем порочно обнаруживающих то, что Бог Авраама, Исаака и Иакова познавался исходя из абстрактной дохристианской *идеи бога* вообще, ложная посылка, приводящая к ложному следствию. Традиционный подход рассматривает Писание как совокупность предложений, как нечто статичное, всегда лежащее под рукой, подлежащее анализу и синтезу *вскрытию*. По мысли Б., ученый не может спровоцировать появление нескольких молний, а потом сложить их в шкаф для того, чтоб изучить их тогда, когда заблагорассудится. Слово Божие это разговор Бога с человеком, который происходит, случается и, стало быть, подлежит описанию только в категории динамизма, событийности. Откровение не объект, на который мы влияем, а субъект, оказывающий воздействие на нас. Бог проявляет себя не в природе, а в истории. В этом моменте Б. вливается в общеевропейскую постмодернистскую традицию, размывающую границы между субъектом и объектом, а так же текстом, автором и читателем. Откровение обращение Бога к человеку через Христа, предполагающее осмысленность в человеческом ответе как *предложение выйти замуж*. Текст это только указание на Откровение, а не само Откровение, это слова грешного человека, указующие на то, что выразить невозможно. Но они, и только они, кивнув, способны отправить нас в единственно верном направлении к Богу. Именно поэтому никакая церковь не может учить ничему, отличному от Писания. Иначе, согласно Б., она отправляет нас в другую сторону. Такое понимание логически не безупречно: если словосочетание *Слово Божие* синонимично выражению *событие разговора с нами*, то термин *Библия* не может быть эквивалентом *Слову Божию* последняя пара есть лишь условно заменяема, если *Слово Божие* понимать, как *то, что когда-то было сказано, и то, что говорится посредством сказанного ранее в настоящем*. Библию, с точки зрения Б., нельзя понимать буквально она есть только совокупность интерпретаций, находящихся под теми же влияниями, что и любой документ эпохи. Поэтому надо отделять религиозный смысл Писания от временных мотивов, связанных с человеческой ограниченностью его авторов (устаревшие научные представления, темперамент, образование и пр.). Словом, противопоставление выражения и выражаемого посредством выражения в неоортодоксии Б. приобретает порой неестественный характер. Б. внес весомый вклад в развитие протестантской теологии, создав новую неоортодоксальную ее версию. И хотя доминирующее положение последняя занимала недолго (с 1919, когда появилось *Послание к римлянам*, до 1941, когда Бультман провозгласил начало движения демифологизации), тем не менее Б. остается одним из влиятельнейших теологов 20 в.... смотреть

БАРТ (BARTH) КАРЛ (18861968)

БАРТ (Barth) Карл (1886-1968), швейцарский протестантский теолог, один из основателей диалектической теологии. Сторонник христианского социализма, вдохновитель христианского сопротивления гитлеровскому режиму.... смотреть

БАРТ (BARTH) КАРЛ (18861968)

БАРТ (Barth) Карл (1886-1968) , швейцарский протестантский теолог, один из основателей диалектической теологии. Сторонник христианского социализма, вдохновитель христианского сопротивления гитлеровскому режиму.... смотреть

БАРТ (BARTH) ТОМАС ФРЕДРИК ВЕЙБЕЙ

БАРТ (Barth) Томас Фредрик Вейбей (1899-1971) - норвежский петрограф и геохимик. Труды по генезису горных пород, вулканологии, геохимическим циклам.

БАРТ (BARTH) ТОМАС ФРЕДРИК ВЕЙБЕЙ (18991971)

БАРТ (Barth) Томас Фредрик Вейбей (1899-1971), норвежский петрограф и геохимик. Труды по генезису горных пород, вулканологии, геохимическим циклам.

БАРТ (BARTH) ТОМАС ФРЕДРИК ВЕЙБЕЙ (18991971)

БАРТ (Barth) Томас Фредрик Вейбей (1899-1971) , норвежский петрограф и геохимик. Труды по генезису горных пород, вулканологии, геохимическим циклам.

БАРТ (BURT) СИРИЛ ЛОДОВИК

Барт (Burt) Сирил Лодовик (3.03.1883 - 10.10.1971, Лондон) - английский психолог. Специалист в области психологии интеллекта. В 1930 - х одним из первых в психологии стал проводить факторные исследования интеллекта. Занимался также проблемами ненормальных детей, малолетних преступников.... смотреть

БАРТ (BURT) СИРИЛ ЛОДОВИК

(3.03.1883, Станфорд-апон-Эйвон - 10.10.1971, Лондон) - английский психолог. Биография. Образование получил в университетах Оксфорда и Вюрцбурга. С 1931 по 1950 г. - профессор психологии колледжа Лондонского университета. Исследования. Занимался проблемами ненормальных детей, малолетних преступников. На материале генеалогий преступников пытался проследить влияние на их судьбу внешних факторов (семейное положение, заболевания, стили воспитания). Специалист в области психологии интеллекта, в 1930-х одним из первых в психологии стал проводить факторные исследования интеллекта. На материале близнецовых исследований пытался доказать, что интеллект детерминируется по преимуществу наследственностью. По его расчетам, доля наследственности в вариативности интеллекта составляет 80 %, а окружающей среды - 20 %. Также занимался проблемами статистики и тестологии. Сочинения. The structure of the mind // British journal of statistical psychology. 1961, v. XIV, p. 142-143; Brain and consciousness // British journal of psychology. 1968, v. 59... смотреть

БАРТ А.

Барт, А. — сотр. «Журн. Коннозаводства и Охоты», 1849-72Псевдонимы: А.... Б....Источники:• Масанов И.Ф. Словарь псевдонимов русских писателей, ученых ... смотреть

БАРТ БРУНО ГЕРМАНОВИЧ

Лопатин, Бруно Германович (8 февр. н.ст. 1877, Лондон — ?) — журналист, юрист, сын Г. А. ЛопатинаПсевдонимы: Барт; БортВариант имени: Барт Бруно Герма... смотреть

БАРТ ГАРМАТИНГГЕРМАН

Барт Гарматинг-Герман (Barth) — барон; естествоиспытатель и ученый путешественник, род 1845 в Верхней Баварии, основательно исследовал Баварские Альпы. В 1876, получив от португальского правительства поручение заняться геологическим описанием португальских колоний на западном берегу Африки, прибыл в июле того же года в Сао Паоло де Лоанда, откуда отправился во внутренность страны и уже в августе достиг конечной восточной португальской станции Дуко де Браганса, но вследствие постигшей его болезни принужден был возвратиться в Сао Паоло, где и умер в декабре 1876 г. Он издал: "Aus den n ö rdl. Kalkalpen" (Гера, 1874) и "David Livingstone, der Afrikareisende" (Лейпциг, 1876).<br><br><br>... смотреть

БАРТ ГАРМАТИНГГЕРМАН

(Barth) — барон; естествоиспытатель и ученый путешественник, род 1845 в Верхней Баварии, основательно исследовал Баварские Альпы. В 1876, получив от по... смотреть

БАРТ ГЕЙНРИХ

Барт Гейнрих (Barth) — один из знаменитейших современных путешественников, род. 1821 г. в Гамбурге, изучал в Берлине классическую филологию и древности. Поездка в Рим и Сицилию в 1840 г. внушила ему мысль изучить Средиземное море на всем его протяжении. В 1845 г. он через Гибралтар отправился в Тангер, но за невозможностью проникнуть внутрь Алжира направил свой путь к Тунису и Марокко. После небольшой экскурсии на Мальту в начале 1846 г. он вернулся в Тунис, откуда продолжал путь в Триполи, Бенгази, исследовал Древнюю Киренаику и через Мармарику проник в долину Нила. Ограбленный разбойниками близ египетской границы, Б. добрался наконец до Каира. Отсюда Б. спустился по Нилу до второго водопада, прорезал Асуанскую пустыню до Вереники и занялся исследованием Синайского полуострова и Палестины. По северному берегу Сирии через Киликию, Кипр и малоазийские колонии древней Греции Б. прибыл в Константинополь, откуда через Грецию возвратился в свое отечество после трехлетнего отсутствия. Зимой 1848—49 он был в Берлинском университете приват-доцентом и читал лекции о топографии некоторых знаменитых греческих местностей. Кроме того, он занимался обработкой своего сочинения "Wanderungen durch die K ü stenlaender des Mittelmeers" (Берлин, 1849 г). В ноябре 1849 г. Б. вместе с Овервегом отправился через Тунис в Триполи, чтобы присоединиться к экспедиции Ричардсона в центральную Африку. В марте следующего года все три путешественника направились к г. Музурку и, пройдя Сахару, в начале 1851 г. достигли плодородной местности Дамергу, где и расстались. Б. стал продолжать путь на ЮЗ к г. Кано в стране Сокото, а товарищи его направились в местность Барну, в главном городе которой, Кука, Овервег встретился с ним. Ричардсон же умер дорогой. Из Кука оба спутника предприняли две экспедиции — одну в Канем, а другую — в страну Мусгу. После этого Б. отправился к озеру Чад и в авг. 1852 опять соединился в Кука с Овервегом, который вскоре умер в Мадзари. Несколько месяцев спустя Барт предпринял путешествие на З, посетил Сокото, откуда продолжил путь через Гандо. Перебравшись в 1853 через р. Нигер и пройдя не изведанные до тех пор ни одним европейцем местности Гурма, Либтако и Дала, Б. прибыл в сент. в пустынный город Тимбукту, из которого возвратился только в дек. 1854 в Кука, встретив на пути большие препятствия. После почти шестилетнего странствования Б. в сент. 1855 г. вернулся в Европу. Путешествие Б. и его спутников положило основание совершенно новым воззрениям на географию, этнографию и историю Африки. Из сочинений Б. самое капитальное "Reisen und Entdeckungen in Nord— und Centralafrika" (Гота, 1855—58) с дополнением к нему — "Sammlung und Verarbeitung centrafrik Vocabularien" (Гота, 1862—64). Кроме того, заслуживают внимания: "Reise von Trapezunt durch die n örd. Haelfte Kl einasiens nach Skutari im Herbst 1858" (Гота, 1860), "Reise quer durch das Innere der europ. T ü rkei" (в "Zeitschrift fur allgem. Erdkunde", Bd. 15, 1863 и Bd. 16, 1864). Cp. Koner, "Heinrich B." в "Zeitschrift der Gesellschaft f ü r Erkunde zu Berlin" (Берлин, 1866). В 1863 Б. был назначен профессором при Берлинском университете и председателем географического общества; † 23 мая 1865 г.<br><br><br>... смотреть

БАРТ ГЕЙНРИХ

(Barth) — один из знаменитейших современных путешественников, род. 1821 г. в Гамбурге, изучал в Берлине классическую филологию и древности. Поездка в Р... смотреть

БАРТ ГЕНРИХ

Барт Генрих (Barth) (1821—1865), немецкий историк, филолог и путешественник по Африке, исследователь Сахары и Судана. В 1850 принял участие в брита... смотреть

БАРТ ГЕНРИХ

Барт Генрих (Barth, Heinrich) (1821-65), нем. историк и путешественник, наиб, авторитетный европ. исследователь Зап. Африки. В 1830 г. участвовал в брит, экспедиции, направившейся из Триполи на Ю. через Сахару для исследования внутр. р-нов Африки, позже возглавлял др. - исследовавшую Сев. Нигерию и Камерун, терр., прилегающие к оз. Чад, провел шесть месяцев в Тимбукту и вновь пересек Сахару, после чего вернулся в Лондон в 1855 г. Опубликовал 5-томный отчет о своих исследованиях под назв. "Путешествия и открытия в Северной и Центральной Африке" (1857-58).... смотреть

БАРТ ГЕНРИХ

1821 - 1865) Немецкий путешественник. За шесть лет прошел по Сахаре и Судану более 20 тысяч километров, составил довольно точные карты посещенных им стран и собрал обширные географические, этнографические и лингвистические материалы. Основной труд - "Путешествия и открытия в Северной и Центральной Африке" (в 5-ти тт.), впервые опубликован в 1855-1858 годах. Генрих Барт был сыном крестьянского сироты, ставшего впоследствии богатейшим гамбургским купцом. Отец научил сына ценить все буржуазные добродетели и дал ему блестящее образование. Уже с юных лет Барт отличался трудолюбием, способностью к языкам и замкнутостью. В 1844 году в Берлинском университете он был удостоен ученой степени за работу о торговых связях античного Коринфа. Отец поощрил его за это поездкой по странам Средиземноморья Генрих, и до этого очень любивший путешествовать, использовал ее для первых систематических исследований. В Северной Африке (от Туниса до Египта) он занялся совершенствованием своих знаний в арабском языке и получил кое-какой опыт общения - давшийся, правда, довольно трудно - с мусульманами, чья ненависть к чужакам возросла еще больше в результате колониальной войны, которую Франция вела в Алжире. Барт попробовал свои силы в качестве приват-доцента, но не добился успеха. Лекции явно оказались не его стихией. А увлечь студентов курсом античной географии в Берлине, да еще в 1848 году, было вообще безнадежным предприятием. В конце 1840-х годов торговые круги в Англии проявили большой интерес к поискам удобного пути в Судан - полосу степей и саванн к югу от Сахары. Они попытались разведать караванные пути от Средиземного моря к Судану. При поддержке английского правительства было решено направить в Судан через Сахару "смешанную научно-торговую экспедицию" . Для участия в ней требовались смелые и хорошо подготовленные к трудному пути люди. Начальником экспедиции был назначен опытный английский путешественник Джеймс Ричардсон, уже знакомый с дорогой от Триполи до Мурзука. В 1848 году в Лондоне вышла в свет его двухтомная монография - "Путешествия по великой пустыне Сахаре в 1845-1846 гг.". По рекомендации известного немецкого географа Карла Риттера в состав экспедиции вошел и 25-летний Генрих Барт. Третьим участником экспедиции стал другой немец, находившийся на английской службе, - 27-летний доктор, геолог и астроном Адольф Офервег. В декабре 1849 года немецкие участники экспедиции прибыли в Тунис и по побережью достигли Триполи, откуда совместно с Ричардсоном в марте 1850 года направились в Мурзук. Несмотря на практические цели экспедиции, у ее участников преобладал интерес к научным исследованиям и географическим открытиям. Это предопределило большое значение результатов экспедиции, несмотря на преждевременную смерть большинства ее участников. Уже на пути из Триполи в Мурзук путешественники решили двигаться не известным путем, а через почти безжизненную каменистую пустыню Хамада-эль-Хамра. После недолгой остановки в Мурзуке экспедиция опять отправилась не прямо на юг по старой караванной тропе, ведущей прямо в область Борну в Судане, а повернула на запад и достигла Гата вблизи восточной оконечности Ахаггара. Здесь Барт изучал на скалах Тассилин Аджера рисунки древних жителей Сахары, свидетельствующие о богатстве флоры и фауны в центре современной пустыни несколько тысячелетий назад. Эти находки Барта и его научные выводы об изменении климата Сахары и условии жизни ее населения в исторически обозримое время опередили на 100 лет тот бурный интерес к палеогеографии Сахары, который вызвали в середине XX века новые находки наскальной живописи в Ахаггаре А. Лотом и другими французскими учеными. Барт интересуется также языком и бытом туарегов, растительностью и животным миром пустыни, фиксирует высоты над уровнем моря, отмечает положение горных сооружений, встреченных на пути экспедиции в Центральной Сахаре, определяет координаты географических объектов. Он регулярно совершает в одиночку самостоятельные экскурсии в сторону от главного маршрута экспедиции, не раз оказываясь перед опасностью смерти от жажды. Барт не раз находился на грани гибели. Однажды его спасла собственная кровь, которую он высасывал, погибая от жажды, в другой раз - туареги, которые до этого угрожали его жизни. Из Гата экспедиция повернула на юг и в октябре 1850 года вместе с караваном, груженым солью, достигла Агадеса. Через плато Аир (Азбен) англичане двинулись к реке Сокото, от нее повернули на восток. Основная часть пути через Сахару с севера на юг осталась позади. Из Агадеса все участники экспедиции сначала совместно направились дальше на юг к границам государства Борну. В январе 1851 года было решено идти к столице Борну Кукаве (Кука), находившейся вблизи озера Чад, разными путями. Ричардсон кратчайшим маршрутом направился из Таджелета в Кукаву, но скончался в пути в марте 1851 года от тропической малярии. Офервег избрал маршрут от Зиндера на восток - в район Маради на юге Нигера для проведения топографических работ, а Барт - в Кано, который когда-то разыскивал Клаппертон. Встретиться они предполагали в Кукаве. Но когда Барт пересек границу султаната Борну, он узнал, что Ричардсон умер. Кано предстал перед исследователем как город торговли и ремесел Он был узловым центром в сети транссахарских путей торговцев солью, на его рынках продавались клинки, сделанные мастерами сонинке, французский шелк, венецианский цветной бисер, а также местные хлопчатобумажные ткани и кожаные изделия. Но Барт видел и теневые стороны того благополучия, которое возникло вместе с приходом купцов из Кацины, спасавшихся бегством от берберских захватчиков. "Мы исследовали вдоль и поперек все жилые кварталы, и я с высоты седла мог наблюдать самые разнообразные сцены общественной и частной жизни. Картины тихого уюта и домашнего счастья, пустого мотовства и безнадежной бедности, активной деятельности и сонного безделья. В одном случае в глаза бросается продуктивное ремесленное производство, в другом - налицо ярко выраженное равнодушие. Я увидел на улицах, рынках и в домах все стороны жизни. Это была богатая, красочная картина мира, живущего для самого себя и внешне, казалось бы, довольно отличного от того, что мы привыкли видеть в европейских городах, и все же в своем многообразии очень сходного. Здесь мы видели множество лавок, полных местными и привозными товарами, с покупателями и продавцами, имевшими самый различный облик, цвет кожи и одежду. Но все они были объединены одной целью: в крике и споре выторговать себе хоть какое-то преимущество перед другими. Вот затененный шатер вроде загона, полный полуголых и полуголодных рабов, оторванных от своей родины, жен или мужей, от своих детей или родителей. Построенные в ряд, словно скот, они затравленно глядят на покупателей, в страхе ожидая, в чьи же руки будет вручена их судьба. Другая часть шатра наполнена тем, что отвечает самым разнообразным потребностям людей, где богатый найдет изысканные деликатесы для дома, а бедный остановится, разглядывая разложенный товар и пытаясь унять голод". Исследователь, настроенный столь сочувственно и внимательно, даже не подозревал, что налаженные им контакты в области торговли, политики и транспортно-географических связей, не искоренят существующую нищету, а, напротив, усугубят ее. Как и многие другие, он стал первопроходцем колониальной эпохи в надежде, что она будет способствовать укреплению централизованной власти и положит конец работорговле и произволу некоторых местных вождей, что путем расширения торговли и внедрения европейского способа производства будут разрешены многие социальные противоречия. Именно поэтому он внимательно изучал исторические и культурные достижения суданских народов. Барт первым из европейцев собрал устные предания и открыл для европейской науки Тарик-эс-Судан, ценнейшую хронику XVII века, а также многие другие рукописи. Прибыв из Кано в Кукаву, Барт стал готовиться к экспедиции на озеро Чад. Она состоялась в апреле, то есть за два месяца до начала дождливого сезона. Поэтому попытки Барта обнаружить пространства открытой воды оказались безуспешными. Погружаясь почти по седло в топкий грунт, он рассматривал стада слонов, видел бегемотов, крокодилов, антилоп и бесчисленное множество водоплавающих птиц. В мае 1851 года в Кукаву прибыл Офервег, истощенный и страдающий малярией. Значительная часть задач, поставленных перед "научно-торговой экспедицией", была выполнена, но молодых путешественников охватила страсть к новым исследованиям. Почти не отдохнув в столице Борну, Офервег и Барт направляются в самостоятельные маршруты. Офервег занялся исследованиями берегов и островов озера Чад, очертания которого до этого были лишь очень схематически нанесены на карту Денемом в 1823 году. Барт в конце мая 1851 года направился на юг, в область Адамава. Он посетил крупный торговый центр Йолу, город, лежащий к юго-западу от Чада и основанный за десять лет до этого народом фульбе. Он полагал, что неподалеку от него находится мощный приток Нигера - река Бенуэ. Конечно, то и дело пересекать таким образом границы враждующих государств было небезопасно, но исследователю, великолепно знавшему Коран и даже получившему прозвище Абд-эль-Керим (Слуга Всемилостивейшего), грозило значительно меньше опасностей, чем его предшественникам. 18 июня он, первым из европейцев после братьев Лендеров, стоял на берегу реки Бенуэ и любовался зеленой полоской воды, отражавшей галерейные леса, и "богатым ландшафтом" Адамауа - "пространством для деятельности будущих поколений". Барт с подъемом описывает "широкую и величественную реку, текущую по совершенно ровной местности. Исследование самого Чада привело Барта к убеждению о невозможности произвести съемку его берегов, так как "очертания озера меняются каждый месяц" . Затем Барт вновь вернулся на север в Борну, где соединился с отрядом Офервега. В сентябре - октябре 1851 года Офервег и Барт совместно исследовали область Канем к северо-западу от озера Чад, а в самом конце 1851 - начале 1852 года приняли участие в военном походе правителя Борну в район низовьев Логоне, крупнейшего левого притока Шари. Редко где путешественников встречали с таким гостеприимством, как встретили проживавшие здесь канембу, чье трудолюбие, богатство и красота всегда привлекали охотников за рабами из Борну. Всю неприглядность подобных грабительских походов Барт смог увидеть воочию, когда вместе с войском Борну направился в окрестности озера Чад, лежащие южнее. Бесконечные колонны украшенных перьями солдат, пеших и восседавших на лошадях, верблюдах и мулах, гнали около трех тысяч человек, оставляя по дороге более половины из них мертвыми и изувеченными. В марте - августе 1852 года Барт посетил страну Багирми в нижнем течении Шари. Ему удалось проникнуть только до Масеньи. Дальнейшему продвижению помешал плен, к счастью кратковременный, во время которого Барт тренировал свое терпение, изучая записки Мунго Парка. Офервег занялся изучением юго-западных районов Борну, после чего вернулся на берега Чада. Там в сентябре 1852 года тропическая малярия оборвала жизнь и этого участника экспедиции. Его заслуги были впоследствии оценены по достоинству благодаря работам Барта: ведь именно в тех случаях, когда в определении местоположения местностей принимал участие Офервег, координаты этих местностей были указаны правильно. К итогам сахарских исследований экспедиции прибавились новые, исключительно важные для развития географических представлений о внутренних районах Африки открытия. Загадки Чада были в основном разрешены. Это озеро лишь принимало воды рек, впадавших в него на западе и юге. Ни одна река не вытекала из Чада. "Кочующие берега" (выражение Барта) объяснялись особенностью питания озера и режимом впадающих в него рек. Было открыто верхнее течение полноводной реки Бенуэ, собрано множество разнообразных материалов о природе и населении областей, расположенных к югу от Центральной Сахары в неизвестной еще европейцам части Африки. При этом Барт фиксировал не только виденное и исследованное им и его спутниками, но и стремился собирать представлявшиеся ему достоверными сведения о других областях Центральной Африки, куда не дошли маршруты экспедиции. Так от одного уроженца Дарфура - Фако Самби, образованного мусульманина, знавшего по арабским источникам даже труды Аристотеля и других античных ученых, Барт узнал об очень широкой реке, текущей с востока на запад далеко на юге от Судана. Самби побывал на берегах этой реки еще в 1824 году, участвуя в экспедиции дарфурских охотников за рабами. Река называлась Кубанда. Под этим названием европейцы впервые узнали о крупнейшем правом притоке реки Конго - Убанги. Обладавший недюжинным здоровьем и неиссякаемой энергией, Барт не собирался прекращать исследование Судана. В конце 1852 года он решает пройти из Кукавы на запад до Томбукту и изучить бассейн среднего течения Нигера. Уже известным Барту путем Офервега он достиг Зиндера, где получил доставленные для экспедиции деньги. Благодаря долгожданной материальной поддержке Барт смог более уверенно осуществлять свои новые исследовательские замыслы. Из Зиндера он прошел через Кацину на Сокото и вышел летом 1853 года на Нигер несколько южнее широты Ниамея. Переправившись через реку и продолжая двигаться в северо-западном направлении, Барт первым из европейцев пересек внутренность "Петли Нигера". В сентябре 1853 года он становится третьим европейским исследователем после Лэнга и Кайе, достигшим легендарного Томбукту. Бывшая "королева пустыни" выглядела именно так, как ее описывал Кайе: оживленный торговый город, но от былых знаменитых ремесленных мастерских, школ и дворцов не осталось и следа. Здесь "Слуга Всемилостивейшего" нашел Тарик-эс-Судан и другие ценные рукописи. Барт делал выписки из этих рукописей, ночи напролет дискутировал со вспыльчивыми мусульманами. Лишения многолетних странствий все же сказались на его здоровье. В Томбукту он долго и тяжело болеет лихорадкой и дизентерией. Жизнь его все время в опасности и из-за враждебности многих жителей Томбукту - фанатиков-мусульман. Однако Барт умел находить в Африке и друзей. Его непримиримое отношение к работорговле озлобляло одних, но не раз ослабляло недоверие к чужеземцу среди угнетенных опасностью рабства племен. Образованные мусульмане не могли не признать блестящего знания Корана Бартом. Многие местные властители стремились извлечь личную выгоду и завязать торговлю с европейскими купцами благодаря посредничеству смелого путешественника. После почти восьмимесячного пребывания в Томбукту, в апреле 1854 года он отправился в обратный путь. На этот раз он пошел вдоль Нигера и смог нанести на карту значительный участок среднего течения великой реки. Барт лично убедился в судоходности среднего Нигера. Через Кано Барт вернулся в Кукаву, пересек Сахару с юга на север и дошел до Триполи в августе 1855 года, вновь пройдя через всю Центральную Сахару, но теперь уже с юга на север. В сентябре 1855 года, после шести лет, проведенных в почти непрерывных странствиях по Африке, Барт вернулся в Лондон. Он незамедлительно занялся обработкой и систематизацией собранных материалов и в 1857-1858 годах выпустил пять томов, озаглавленных "Путешествия и открытия в Северной и Центральной Африке в 1849-1855 гг.". В своем труде Барт отметил, что он ознакомился с огромной территорией Сахары и Судана. Было установлено, что Бенуэ не вытекает из озера Чад, и прослежена речная сеть Адамауа и Багирми. Кроме того, было сделано множество открытий в области лингвистики, этнографии, истории и других отраслей, благодаря которым, по словам Александра Гумбольдта, Барт открыл для Европы континент. Доклады, сообщения и публикации Барта подчеркивали реальные возможности для европейцев достигать глубинных районов Северо-Западной и Западной Африки, в частности плодородных земель бассейна Нигера. Это во многом способствовало росту интереса к исследованию внутренних областей в разных частях Африки. Барт умер в 1865 году, но ему довелось еще при жизни прочитать свой некролог, опубликованный накануне его возвращения в Европу, где распространился слух о его гибели. С этим эпизодом связана еще одна страница в истории исследования Судана и некоторых областей Западной Африки. До конца 1852 года участникам "научно-торговой экспедиции" удавалось время от времени через торговые караваны, шедшие на север, пересылать сообщения, достигавшие Англии и Германии. В Европе стало известно о смерти Ричардсона, а затем и Офервега и о том, что Барт решил направиться из Борну в Томбукту. Но после этого сообщения от Барта не поступали, и, естественно, возникла тревога за судьбу последнего оставшегося в живых участника экспедиции Ричардсона. В Англии было решено направить помощь Барту. Новую экспедицию из Триполи в Судан поручили возглавить соотечественнику Барта Эдуарду Фогелю. К тому времени, когда Фогель смог подготовиться к выезду в Африку, дошел слух о гибели Барта. В связи с этим Фогелю было поручено выяснить судьбу Барта, продолжить дело его экспедиции, занявшись изучением путей между Западным и Восточным Суданом. В ноябре 1854 года Фогель был уже недалеко от Кано, когда он неожиданно встретился с караваном, с которым Барт возвращался из Томбукту в Кукаву. Встреча путешественников была короткой, Барт не хотел отставать от торопившегося каравана. Фогель после этой встречи решил сразу же приступить к выполнению поставленной перед ним исследовательской задачи. Он повернул на восток, достиг области Вадаи, но был там убит из-за подозрительности местного правителя. Поиски Барта породили еще одну, но более удачную и результативную в научном отношении экспедицию, проникшую в глубь Западной Африки. В 1853 году по указанию британского правительства из дельты Нигера вверх по реке на пароходе "Плеяда" была отправлена "научно-торговая экспедиция" под начальством капитана Уильяма Балфура Бейки. В нее входило много европейцев, в том числе Хатчинсон, Мей, Кроузер и другие англичане. Эта экспедиция должна была соединиться с Бартом, пройдя в глубь Африки от Атлантики до Судана водным путем по Нигеру и Бенуэ. Экспедиция добралась по этим рекам почти до Иолы, и таким образом была окончательно доказана возможность относительно простого продвижения от Атлантического побережья в те глубинные районы Западной Африки, куда с таким трудом дошел Барт, двигаясь через пустыню с севера.... смотреть

БАРТ ГЕНРИХ

Барт (Barth) Генрих (16.2.1821 ‒ 25.11.1865), немецкий историк, филолог, географ-путешественник. Профессор Берлинского университета. В 1863 президент Г... смотреть

БАРТ ГЕРМАН

Барт Герман (барон фон Barth-Harmating, 1845—1876) — альпинист и путешественник по Африке. Его труд: "Aus den n ö rdlichen Kalkalpen" (Мюнхен, 1874) является прекрасной монографией о той части Альп, северный склон которых подходит к долине Изара, а южный — к долине Инна. Его монография: "Ostafrika von Limpopo his zum Somalilande" (Лпц., 1875), обратила на него внимание португальского правительства, предложившего ему место геолога в Анголе. Предприняв в 1876 г. экспедицию внутрь Африки для геологического ее исследования, Б. заболел тропической лихорадкой и во время припадка лишил себя жизни.<br><br><br>... смотреть

БАРТ ГЕРМАН

(барон фон Barth-Harmating, 1845—1876) — альпинист и путешественник по Африке. Его труд: "Aus den nördlichen Kalkalpen" (Мюнхен, 1874) является прекрас... смотреть

БАРТ ГОРОД

(Barth) — древний, но довольно хорошо построенный город в провинции Померании с 5717 (1885) жит., имеет гавань при озере Барт, соединенном с морем. Главнейшие занятия населения кораблестроение, приготовление снастей и мореплавание. Имеет 4 верфи и чугунолитейные заводы.<br>... смотреть

T: 115